Перс

О чём тут я?

Прежде всего - о наболевшем:


  • Например о том, почему "Так дальше жить нельзя!", если по-другому даже и не пробовал?

  • Почему нигде не замышлется столько подлостей, сколько в борьбе за справедливость?

  • Почему люди делятся на тех, на кого ставят, и на тех, на кого кладут?

  • Почему воровать – нехорошо. А воровать в госмасштабе –  не стыдно и даже почётно?

  • Почему у зависти глаза намного больше, чем у страха?

  • Почему сегодня самые большие тиражи у глупости?

Collapse )
promo seva_riga april 9, 2016 20:26 94
Buy for 500 tokens
В продолжение материала Юли Бражниковой " Друг моего врага", в котором автор обозначила актуальную проблему управляемого роста русофобии в сопредельных с Россией государствах, предлагаю вашему вниманию собственный вариант контрповедения, отвечающий на вопрос "Что делать?".…

Государство и образ


Современное представление о государстве сформировано картой. Чем больше карты входили в человеческую повседневность, тем крепче формировался именно географический (а точнее – территориальный) образ государства. Метафора карты стала моделирующим принципом осознания феномена государства и массовое сознание представляет собой повседневную реализацию этой метафоры. Очертания страны – это и есть государство, сегодня графическое изображение территории является чуть ли не таким же эмблематичным, как герб и флаг. Каждому известно это первое движение сознания, и для большинства такая непосредственная рефлексия остаётся последней умственной процедурой в осознании феномена государства.

Нельзя сказать, что подобная ассоциативность обошла научное мышление. Напротив, территориальность стала едва ли не главным критерием во всех современных определениях государства. Кажется, это единственный признак, действительно общий для любого методологического направления или историографической традиции.

Однако представим себе человека, ничего не знающего о существовании карты, тем более карты в современном понимании. Конечно, для него она не моделирует образ государства, и следовательно, территориальность не только не будет главным, но и сколько-нибудь существенным его признаком. Именно таковы были все наши предшественники (вплоть до Нового времени территории государств не обозначались на картах), что не мешало им чувствовать себя гражданами Афин или Рима, вассалами французского короля или подданными московского князя.

Collapse )

  • dpmmax

Книжная суббота. Император из стали.

В продолжении традиции книжных суббот — ещё одна интересная, на мой взгляд, книга. Вернее, дилогия. Пока дилогия, поскольку напрашивается продолжение. Но вначале — и тоже уже традиционно — лирическое вступление-отступление.

Collapse )

С.А. Васильев «Император и Сталин», «Император из стали», «Сталь для императора»

Иногда смотришь на тексты, созвучные своим критическим статьям, и думаешь — где же тут интрига, напряженность, ну хоть какая-то неожиданность?
Но вот она появляется, автор сумел найти что-то оригинальное в тематике попаданчества, и это хорошо.

Исходное допущение — переселение личности Сталина-1953 в тело Николая II-1900. В последнего российского самодержца кого только не подселяли, однако тут тот самый случай, когда "кадры решают все".

В первую голову — текст этот не столько художественная литература, сколько публицистика. Автор тщательно описывает тогдашние трудности РИ, которые складывались в громадный тормоз на пути её развития — и с громадным удовольствием объясняет пути выхода из тупика. Видно, что поиску конкретных исторических обстоятельств и каких-то разумных альтернатив — отдано его сердце. А филигранной работы с персонажами второго плана, серьезной эмоциональной интриги или хотя бы эффектных боевых сцен — тут нет, и быть не может.
Занимается попаданец тем, что умеет: индустриализацией, техническим рывком и, одновременно, снижением политической напряженности в обществе.
Собственно, в этих усилиях автор показывает, как преодолеваются идеологические разногласия между условными "красными" и условными "белыми". Не без элемента социальной фантастики и отдельных белых ниток:) При этом явной, запредельной неадекватности тут не наблюдается. Нет желания соорудить новый пулемет/самолет/крейсер и только с их помощью завоевать весь мир. Напротив, попаданец спокойно меняет у кайзера Царство Польское на несколько десятков заводов. Потому как гоноровый привислинский "чемодан без ручки" ему совершенно не нужен, а единственный шанс быстро создать тяжелую промышленность — это купить её. Потому и Браунинга приглашают из США, и много кого еще, и "дредноут" понемногу проектируется. Но! Грядущая война будет не за мировое господство или там возвращение Аляски, но за своем место в мир-системе. Если получится обойтись без войны — вообще отлично.
Очень хорошо показано, что реформы сверху, достаточно продуманные, осуществляемые в мирное время, предназначенные для рывка страны вперед — все равно штука крайне рискованная.

Действительно интересно следить за двумя сюжетными линиями.

а) Креативные выдумки попаданца.
Синод и другие религиозные учреждения объединены в единую структуру, которую должен возглавлять человек, не принадлежащий ни к одной из церквей. То есть давеча отлучённый Лев Толстой. А в помощь ему определяют юношу, только завязавшего с идеей быть священником, но сохранившего почти фанатичную приверженность благим делам — Ф. Дзержинского.
Регулярно становятся на рога студенты, и университеты превратились в поле откровенного противостояния с властью? Не проблема. Вот, студенты, вам полное самоуправление на территории студгородков — ваши добровольцы оденут полицейскую экипировку и будут обладать полной властью в переделах университетской грады. Разведете малину — значит утратите авторитет. Удержите дисциплину — значит, избавитесь от анархии.
Collapse )
Перс

Загадочная окраинная душа. Почему её не могут понять русские?

В статье «Почему русские недостойны называться даже приматами? - мнение прибалтийских политиков»,рассказал о месте, отводимой русским национально-ушибленными лимитрофами. «Приматы!» - назвал делегацию РФ в Женеве Вейко Сполитис. Честно говоря – прогресс! Пять лет назад в высшей степени член Нацблока, депутат латвийского Сейма Эдвин Шноре сравнил русских со «вшами».

Collapse )