Previous Entry Share Next Entry
Перс
seva_riga

Читая письма из деревни

На Александра Николаевича Энгельгарда и его "Письма из деревни" обожают ссылаться те, кто хочет продемонстрировать беспросветность и беспробудность крестьян в дореволюционной деревне, буквально вырождение русского села, которая должна своей отвратительностью и безнадёгой подчёркнуть светлое будущее, в которое они, крестьяне, шагнули сразу после 1917 или (либеральный вариант) - подчеркнуть разницу между "немытой рашкой" и сияющим Западом.


Каюсь, долго откладывал это произведение, просто не желая перегружать себя "чернухой", которой хватает и в настоящее время, но после очередного настойчивого предложения не сдержался, прочёл... и увидел совсем не то, что анонсировали рекомендатели.

Сначала о грустном:

  1. Беда с медицинским обслуживанием и антисанитария, действительно являлись ужасом и бичом крестьянина

  2. Недоедание, вкупе с вышеуказанной бедой повышала смертность в разы и это сущая правда, тут крыть нечем.

Но  было бы крайне самонадеянно утверждать, что беда эта была в то время бедой исключительно русского крестьянства, а ликвидация этой беды произошла исключительно благодары Советской власти, а не общему научно-техническому прогрессу.
При этом я прекрасно помню слова моей бабушки, крестьянки села Мамаевщина Новгородской области: "Никогда мы не жили так сытно и спокойно, как перед войной". А это значит - говорить, что советская власть ну совсем не при чём - значит тоже быть крайне несправедливым - и к памяти предков, и к историческим фактам.

Резюмирую написанное: Энгельгард описал крайне суровые и скудные условия существования российских крестьян, но отнюдь не уникальные для того времени и уж точно не тянущие на причину социальной революции. Зато на неё тянет другое обстоятельство, подмеченное Энгельгардом, а именно - дремучее невежество и необразованность "руководителей производства" - помещиков, от которых, собственно, и зависит этот самый научно-технический прогресс и который всё равно прорывается, сметая не соответствующее его требованиям элиту. Такой несоответствующей элитой и стало в конце 19го века российское дворянство, которое и было в результате выметено из истории в 1917м.

Теперь о том, чего почему-то не увидели в книге Энгельгарда многочисленные певцы жуткой дореволюционной жизни жутких русских крестьян:

  1. Крестьяне не пьют - то есть выпить то они конечно могут, но до скотского состояния не напиваются и в запои, как горожане, не уходят. Во всяком случае Энгельгард этого не видел.

  2. Крестьяне не воруют. Порядочность, которую крестьяне демонстрируют в быту, поражает Энгельгарда, привыкшего совсем к другой - вороватой и подловатой атмосфере столицы.

  3. Крестьяне не покупаются. То есть работать они готовы, и с радостью откликаются на просьбу помочь, и работают при этом споро и ... безвозмездно. А вот нанимаются крайне неохотно, видя в этом что-то неправильное и крайне их обременяющее.

И вот это уже крайне интересные наблюдения автора, ибо не вписываются ни в привычные штампы как либеральной, так и советской пропаганды.

Здорово, очень здорово, что в ХХ-ХХI веке ушли в историю все ужасы тотального голода и антисанитарии из крестьянского быта. И плохо, крайне плохо, что вместе с ними ушли перечисленные добродетели из жизни русской деревни. Надо бы покопаться в причинах, которые их порождали и поддерживали, и попробовать воссоздать. Как думаете, получится?


promo seva_riga april 9, 2016 20:26 90
Buy for 500 tokens
В продолжение материала Юли Бражниковой " Друг моего врага", в котором автор обозначила актуальную проблему управляемого роста русофобии в сопредельных с Россией государствах, предлагаю вашему вниманию собственный вариант контрповедения, отвечающий на вопрос "Что делать?".…

Книга крайне интересная.
И да, беспросветная тупость помещичьей и пр. братии при прочтении изрядно удивила.

Но я обычно использовал моменты из этой книги прежде всего в разговорах с любителями "хруста фр. булки", ибо по распространенному мнению, всё было настолько сладко, что аж совсем и всем хорошо и легко.

И да, всё-таки ЭнгельгардТ.

Меня тоже недавно заинтересовала эта тема. Пыталась разобраться.
Всё к чему пришла, так это то, что уклад, достаток, свобода, традиции очень сильно отличались от района к району.
Крестьяне Сибири, от центральной России, от Малороссии, от Арханельской области, ну и т.д.
Отсюда столько противоречивых "свидетельств".
Но в целом, с вами соглашусь это бесконечное заискивание царя перед помещиками и довело до того, до чего довело. Плюс война.
Плюс предательство элиты в войну. Всё было предопределено и большевики , действительно, "подобрали" власть.

-/бесконечное заискивание царя перед помещиками и довело до того, до чего довело

табакеркой в висок или шарфик на шею - желающих не много

Когда я прикидывал причины революции, то до сих пор на волне .. того "раскрепощения крестьян".
Сделали тот шаг совсем непродуманно, и в результате и получили тех пролетариев,. уж точно совсем никому не нужных.

Хотелось бы переуточнить насчет этого.

"Шарик, ты балбес" (с)
Индустриализацию без пролетариев не сделать.

(Deleted comment)
Я ж так и думала, Сергей, что Вам эта книга понравится! Это уникальный разрез жизни деревни в пореформенное время, И как хорошо и с душой Энгельгард описывает крестьян, их взаимопомощь - все то, чем жива Россия и что называется "русский дух".

Книга очень хорошая. И вы перечислили далеко не все положительные свойства крестьян. Хочется как нибудь сесть и сделать из неё краткий реферат, перечислив те свойства крестьян, которые образовали русский характер. Кстати, порекомендовал бы ещё книгу Милова Русский пахарь. Фактически это история экономики России. Но это не беллетристика.

>Хочется как нибудь сесть и сделать из неё краткий реферат, перечислив те свойства крестьян, которые образовали русский характер.
Вообще то Россия большая была и крестьяне очень друг от друга отличались. Крестьянин из под Новгорода Великого, не был равен крестьянину из под Ростова например.

Он, кстати, далеко не единственный кто документально описывал русскую деревню. Есть ещё, например «Жизнь Ивана» Ольги Семеновой-Тянь-Шанской.

Не нужно копаться и искать. Причина лежит на поверхности. Вместе с революцией пришло гонение на религию и активная борьба с "мракобесием" путем закрытия и разграбления храмов. Без веры в Бога простой народ потерял моральные ориентиры. По мере умирания старших поколений уходили сложившиеся за века морально-этические нормы в деревне. К 60-м годам, когда более менее узду с Церкви спустили, уже была потеряна связь поколений.

Edited at 2016-03-28 10:36 pm (UTC)

-А вы книжку прочитайте. Там хорошо написано, насколько крестьяне были религиозны. Примерно как в 8-9 веке.

>1.Беда с медицинским обслуживанием и антисанитария, действительно являлись ужасом и бичом крестьянина
Основной причиной смертности была холера, тиф и гепатит б. Как только начали хлорировать воду и следить за стоками канализации и уборных, мигом смертность снизилась. Это в городе, ну и частью в деревне.
Ну а, как только появился пенициллин, то и на деревне смертность снизилась.

<2.Крестьяне не воруют. Порядочность, которую крестьяне демонстрируют в быту, поражает Энгельгарда, привыкшего совсем к другой - вороватой и подловатой атмосфере столицы
Не воруют потому, что те кто ворует мигом в то время толпой ловились, и проводились по деревне и каждый желающий мог кнутом помахать. Вора с одной стороны протаскивали с начала деревни, а в конце деревни уже тащили кровавое тушку без признаков жизни. Это не РФ где гуманизм и система умеет прощать преступников и воров.

>3.Крестьяне не покупаются. То есть работать они готовы, и с радостью откликаются на просьбу помочь, и работают при этом споро и ... безвозмездно. А вот нанимаются крайне неохотно, видя в этом что-то неправильное и крайне их обременяющее.

Не безвозмездно. Тот на кого они работают, должен потом стол организовать и всех накормить. А потом должен соблюдать негласные обязательства, что потом ему тоже придётся идти к соседям помогать.

>Здорово, очень здорово, что в ХХ-ХХI веке ушли в историю все ужасы тотального голода и антисанитарии из крестьянского быта. И плохо, крайне плохо, что вместе с ними ушли перечисленные добродетели из жизни русской деревни.

Вообще то это всё зависело от деревни и конкретных крестьян. У одних избы были с полами из досок и в доме была чистота. У других земляной пол, грязь и тараканы с блохами бегали.
У Лескова рассказывалось, как власть и дворянство боролось с курными избами в 19-м веке. Часть крестьян, кто по умнее, давным давно от них избавилось. Другие же упёрлись и ни в какую. Курная изба дескать полезна для здоровья! Лоснящаяся сажа причина долголетия, ибо тараканы и блоки с клопами мрут же. Один дворянин за свой счёт построил деревне кучу каменных домов с нормальными печками, окнами и т.д., а крестьяне предпочли жить в избах с земляными полами. В новые каменные дома ходили гадить, назло барину. От таких делов, дворянин обиделся и послал крестьян нафиг и больше слышать про них ничего не хотел.

На счет воровства. Не надо забывать, что деревня - это как правило большая семья ( с родственными связями).
Простава в виде стола и сейчас актуальна в нормальном рабочем коллективе.
Каменные дома , построенные для крестьян, вероятно к ним прилагались какие либо обременения которые были неприемлемы для крестьян. Так как барин был бесконечно далек от крестьянских проблем , причин отказа от вселения понять не смог. Очень напоминает ситуацию когда были закуплены для крестьян коровы молочной породы , требующие особых пастбищ. И крестьянам , не имеющим подходящих пастбищ,пришлось давать взятки чтобы чиновники избавили их от этой обузы.

Про трезвость вполне понятно, крестьяне в подавляющем большинстве были религиозны, кто если и не очень, был вынужден подчиняться общественному мнению, которое пьянство порицало. Четыре поста в год, да ещё среда пятница постные дни, особо не попьёшь. А уж когда посевные или уборка, там вообще не до выпивки, иначе без продуктов останешься)
Мои бабка с дедом поженились в 17 лет, на своей свадьбе не пили - им взрослые не разрешили))

Не пили мужики?

Тогда о ком писал Чехов в рассказе "Мужики"?

<<Но не успели выпить и по чашке, как со двора донесся громкий, протяжный пьяный крик:
— Ма-арья!
— Похоже, Кирьяк идет, — сказал старик, — легок на помине.
Все притихли. И немного погодя, опять тот же крик, грубый и протяжный, точно из-под земли:
— Ма-арья!
Марья, старшая невестка, побледнела, прижалась к печи, и как-то странно было видеть на лице у этой широкоплечей, сильной, некрасивой женщины выражение испуга. Ее дочь, та самая девочка, которая сидела на печи и казалась равнодушною, вдруг громко заплакала.
— А ты чего, холера? — крикнула на нее Фекла, красивая баба, тоже сильная и широкая в плечах. — Небось, не убьет!
От старика Николай узнал, что Марья боялась жить в лесу с Кирьяком и что он, когда бывал пьян, приходил всякий раз за ней и при этом шумел и бил ее без пощады.>>

Или такой эпизод из этого же рассказа:
<<В трактире и около шумели мужики; они пели пьяными голосами, все врозь, и бранились так, что Ольга только вздрагивала и говорила:
— Ах, батюшки!..
Ее удивляло, что брань слышалась непрерывно и что громче и дольше всех бранились старики, которым пора уже умирать. А дети и девушки слушали эту брань и нисколько не смущались, и видно было, что они привыкли к ней с колыбели.>>

Чехов много жил в деревне, а также работал в нескольких деревнях на эпидемии холеры. Он хорошо знал быт крестьян.

А почему все стыдливо умалчивают о главной причине предреволюционного голода? Что это за жупел такой был? А наши любимые #какуниххачухи. Ага, они красавчики, прозападные либерасты в экономическом блоке правительства.

Слили всю торговлю зерном "иностранным инвесторам". Те с оптимизмом вывозили почти всю пшеницу за рубеж (продавать на внутреннем рынке России некому, у крестьян денег нет). Экспорт зерна бил все рекорды - народ лопал хлеб из лебеды. Либералы-экономисты радостно рисовали циферки ВВП и бегом бежали показывать инфантилу-царю, вот, мол, как мы круто экономику страны подняли.

Собственно большевики выперли иностранных инвесторов с конфискацией - уже одного этого было достаточно что бы народ перестал вымирать.

Вот такие пирожки с котятами.

З.Ы. А чё это письма всяких помещиков и городских франтов читаете? Слабо почитать что писали сами крестьяне?

1906 г. мая 28. — Письмо крестьян с. Фоминки Гороховецкого уезда Владимирской губернии в I Государственную думу (Черносвитову К. К.).


Премногоуважаемый
Кирилл Кириллович!
Мы, крестьяне села Фоминки, Владимирской губернии, молим Гос¬пода Бога, дабы помог он Вам, совместно с другими депутатами разумно и с пользою совершить начатое в Государственной Думе дело освобожде¬ния истрадавшегося русского народа. Прими от нас и передай товарищам по избранию депутатам от Владимирской губернии наш сердечный при¬вет и земной поклон с пожеланием Вам доброго здравия. Затем, Кирилл Кириллович, будьте любезны разрешить в Государственной Думе вопрос и наше недоразумение, имеющее огромное значение в нашей крестьян¬ской жизни. Г. Министр в деклараций своей говорит: «Государственная власть не может признавать права собственности на землю за одними и в то же время отнимать это право у других». Такое публичное заявление Г. Министра нас, крестьян, сильно удивило, потому что ничего подоб¬ного на деле мы, крестьяне, отродясь не слыхали и не видали. Судите сами: 40 лет мы выкупали свою поилицу-кормилицу надельную землю, и этот выкуп для нас, крестьян, был слишком тяжел: за несвоевременные взносы выкупных платежей нас на общественные работы посылали, под арест сажали и имущество продавали, часто крайне необходимое.* Пре¬терпев все трудности, нынешним годом выкуп кончается, а между тем у нас, крестьян, выкупленную землю отбирают без всякого вознаграждения и передают безземельным. И это совершалось ранее, совершается и теперь во всех деревнях, окружающих наше селение. В следующем году предполагается также отчуждение земли и в нашем селе. Вот на этот вопрос нам и желательно иметь разъяснение.
Затем, многоуважаемый Кирилл Кириллович, просим Вас передать Государственной думе, что ответ ее на тронную речь выражает собою наши сердечные желания и мы просим Вас, продолжайте начатую работу в том же направлений, добудьте нам свободу, права, неприкосновенность личности, а главное, избавьте нас от угнетающего нас произвола. 1906 год Мая 28 дня.
Копия с подлинным верна.
Подписал: Пристав 2 стана Гороховецкого уезда Безсонов.
Верно: Правитель канцелярии /Подпись/
Г АРФ. Ф. ДП. 00. 1906. On. 236. II отд. Д. 717. Л. 88. Машинописная копия


Edited at 2016-03-29 02:29 am (UTC)

Ну не нравятся автору комуняки.)

Еще одна попытка и на елку влезть, и апельсины с нее есть. Описанные в пунктах 2 и 3 добродетели являются добродетелями только в условиях общины, они являются залогом выживания и эмоционально комфортного существования как каждого члена общины, так и общины в целом. В условиях капиталистического способа производства, обособления и индивидуализма данные качества работают против их носителя: он неизбежно станет аутсайдером, если при кристалльной честности еще и работать станет безвозмездно. Это же абсурд - жить-то он на что и как будет?

К тому же, безвозмездность труда крестьян весьма относительна: обычно она осуществляется на условиях взаимности, кроме того, община всегда приходила на помощь в трудной жизненной ситуации (свой соцстрах). В деревнях так было очень долго, собственно, всю бытность СССР эти черты уклада сохранялись, и разрушились вместе с разрушением деревни.

Точнее, традиционной деревни. Деревня исчезла как уклад, а не как место жительства, хотя урбанизацию, конечно, никто не отменял.

Отвечаю Александру Соколовскому.
Боюсь, что Вы недостаточно хорошо знаете реалии жизни страны до отмены крепостного права. Земля вовсе не принадлежала вся целиком помещику. Мало того, до указа Екатерины II помещику вообще ничего не принадлежало, кроме права пользоваться землей и крестьянами за службу государству (вотчины мы во внимание не берем, не они определяли картину).

Но и до указа, и после, и даже после отмены крепостного права земля делилась на общинную (то есть принадлежавшую деревне) и помещичью.
Реформаторы крепостного права, начиная от хваленых декабристов, спорили о том, пустить ли крестьян по миру, согнав их с земли или превратив в батраков, как это было сделано в свое время в Британии, или освободить с наделами, причем количество надела на душу было разным в зависимости от региона, то есть качества земли.

Ужас реформы был прежде все в том, что крестьян не просто сделали свободными, а принудительно обязали выкупать свою свободу, не спрашивая ни у кого из них, нужна ли ему эта самая свобода, и ощутимо увеличили под этим флагом налоги, которые и без того были достаточно велики.

Но это было еще далеко не все. Количество земли, которое по новому закону закреплялось за общиной, должно было соответствовать, как бы это сказали нынче, региональным нормам: для черноземья это было 2 десятины на мужскую душу, а там, где земля была малоплодородна, то есть на северах, кажется, 10 (за точность цифр я не ручаюсь, но смысл был именно таков).

Эту землю также обязали выкупать. То есть на плодородной земле крестьянину выдали минимум, которого на прокорм семье не хватало, а на северах взвалили на его плечи налоги вообще неподъемные.

Кроме того, поскольку так получилось, что недостающая до нормы земля отрезалась от помещичьей, то многие их них постарались произвести замеры и добавки так, чтобы остаточные полоски земли преграждали крестьянским стадам проход на пастбища. Помещикам также отходили леса, где крестьяне брали дрова, лес на постройки и собирали ягоды и грибы.

И за проход по его земле, и за пользование лесом помещики заставляли крестьян отрабатывать у них на принадлежащем им поле.
То есть поучилось так, что крестьяне с отменой крепостного права не только ничего не приобрели, кроме права не быть проданным какому-то новому хозяину, но еще и получили огромную кучу проблем и дополнительные налоги.

Разница между вотчиной и поместьем ещё Петром I была ликвидирована. Правда в том, что действительно советский (про нынешний даже говорить неудобно) курс школьной истории сильно упрощает картину формирования крепостного права. Это был очень долгий и постепенный процесс, на разных этапах которого правовое положение и крестьян, и земли было разным. Изначально (в XVI - XVII вв.) действительно крестьяне были лично свободными поданными государя, а частной собственности на землю в феодальном обществе вообще быть не могло по определению.
Затем, (с 1649 г.) крестьян прикрепили к земле, в том смысле, что они лишились права менять место жительства. Но они по прежнему оставались полностью правоспособны юридически (могли владеть имуществом, вступать в гражданско-правовые сделки), неся свою долю феодальных обязательств (крестьяне кормят дворянина/боярина - дворянин/боярин служит государю).
Затем (при Петре I) владельцам имений разрешили переводить население из одного имения в другое (крепость земле превратилась в крепость владельцу земли), начали реальный, а не бумажный сыск беглых и в ходе переписи и её последующих ревизий записали крепостных крестьян (лично свободных) в том или ином имении наряду с холопами (рабами), что создало основы для выравнивания их правового статуса в будущем. Кроме того, Петр же приравнял поместье к вотчине, сделав его наследственным владением (до того поместье давали молодому дворянину (новику) в момент его поступления на государеву службу и оно не наследовалось).
Затем, при Анне Ивановне, младшим сыновьям многодетных дворян разрешили не служить вообще, а срок службы ограничили 25 годами, а не пожизненно как ранбше (создав предпосылки для разрыва юридической связи владение землёй-государева служба).
Затем (в конце 1750-х), при Елизавете Петровне, крестьян юридически лишили правоспособности - они не могли более владеть имуществом (сами стали считаться собственностью помещика, а их имущество - стало его имуществом, особенно этому, несомненно были "рады" "капиталистые" мужики села Иванова и окрестностей), искать и отвечать в суде (судил их теперь барин), вступать в гражданско-правовые сделки.
И только затем незадачливый Пётр III и его ушлая супружница в 1761 и 1785 гг. соответственно поставили в этом процессе точку.
Поэтому, когда мы говорим о правовых отношениях в русской дореформенной деревне, мы должны чётко представлять, о какой именно деревне мы говорим: о деревне первой половины XVII или второй половины XVII вв. , о деревне первой половины XVIII или второй половины XVIIΙ вв. и т. д. И, извините, но каша в голове как раз у вас.

"Письма" - книга отличная, очень легко читается и крайне информативна в плане описания крестьянской жизни. Но надо не забывать - в ней описывается жизнь крестьян Смоленской губернии, и сам автор не раз пишет, что плохо знает жизнь крестьян в других губерниях. Так что на его сведения нельзя полагаться, как на всеобъемлющие справочные данные или использовать вместо статистики. Не говоря уж о бытописательстве в узком плане.

Нюансы, конечно имелись, но взаимопомощь, то есть когда что-то делалось "всем миром" было общим на всей территории РФ. В Молдавии, например, этот обычай сохранялся вплоть до времени перестройки в 90х

?

Log in

No account? Create an account