"Тебе не нравится, что делает правительство Латвии? Так чего ты не едешь в Россию?", - этот вопрос я ожидал бы услышать, наверное, от представителей Национального объединения, но совсем не от своих либеральных российских знакомых.

Моя аргументация, что я гражданин Латвии, эта страна - моя родина, а другой у меня нет и не будет, их не убедила.

"Ты русский? Ну так вперед – в Россию. Или молчи!", - заявляли они.

Странное дело - эти люди уехали из России в том числе и потому, что не могли чувствовать себя там свободно, были лишены возможности критиковать власть, а теперь они пытаются лишить того же самого меня.

Таких взглядов придерживаются, конечно, далеко не все россияне, которые приехали в Латвию в последние годы. Но интересно, что зачастую подобное мнение слышишь от тех, кто громче всех кричит о "тоталитарной России". И это заставляет, по крайней мере, задуматься.

Складывается впечатление, что в последние годы в русском сообществе – как в Латвии, так и в России - упрощаются базовые понятия демократии, свободы и патриотизма. Все сводится к банальной интерпретации: хорошо то, что приемлемо лично для меня.

Например, если человеку не нравятся Кремль и сторонники Путина, то он с большой долей вероятности будет так же негативно воспринимать тех, кто скептически относится к кремлевскому режиму, но в то же время позволяет себе критиковать и представителей оппозиции. Замените Кремль и Путина на Белый дом и Обаму – получите тот же результат. Как говорится, "враг моего друга – мой враг", и плюрализм мнений тут неуместен.

Иными словами, с обеих сторон сильны настроения, желающие загнать демократию в рамки простого выбора: "нравится – не нравится" и "свой - чужой". Это же так просто и соблазнительно - занять позицию, которая тебе нравится, и заклеймить всех, кто считает иначе. Мы начинаем забывать, что демократия – это не результат, а процесс. Причем процесс преодоления, умение принимать и то, что не нравится ЛИЧНО тебе.

К сожалению, с каждым годом об этом вспоминают все реже. Зато все чаще призывают закрыть рот и уехать. Причем по обе стороны границы люди, занимающие противоположные позиции, делают это абсолютно искренне. Как у Оруэлла в финале "Скотного двора": их уже стало не отличить друг от друга.