seva_riga (seva_riga) wrote,
seva_riga
seva_riga

Categories:

Где искать Каракорум?

Уважаемые читатели, перед тем, как перейти ко второй части работы Ирины Седовой, одно маленькой уточнение по процедурному вопросу:

Прошу вас, не ведите себя, как капризные  дети в песочнице, орущие "Хочу -не хочу!" без оглядки на окружающих. Если вы заметили, я даю возможность высказать у себя в журнале рвзные, порой диаметрально противоположные взгляды, даже если они не совпадают с моими. Здесь не трибуна РАЕН и не ученый совет. Здесь хотят сказать что-то от себя, даже если это "что-то" страдает отсутствием академической аргументации или идет вразрез с какимито догмами.

Спорьте, не соглашайтесь. Нет проблем. Но эти окрики "да как ты посмел это напечатать, если Гумилев пишео совсем другое..." - это - пожалуйста - не сюда. Такое - в свой журнал. А здесь можно не соглашаться с Гумилевым, со мной и друг с другом. Это нормально,

Итак, Ирина Седова:


Вообще-то,  в  принципе,  совершенно  неважно  для  выяснения  вопроса  о  происхождении  монголо-татар,  с  кем  сражались  объединенные  силы  русских  и  половцев  на  реке  Калке.

Иное  дело  Каракорум – так  называемая  столица  Чингизидов.  Восточные  и  западные  источники  утверждают,  что  он  был  главным  городом  Унк-хана,  следовательно,  должен  был  находиться  поблизости  от  того  места,  откуда  татары  вели  свое  происхождение.  То  есть  вроде  бы  просто:  где  был  Каракорум – там  и  народ  проживал.

Сразу  оговоримся:  авторы  русских  летописей  про  Каракорум  ничего  не  знают.  У  них  князья  того  периода  ездят  либо  «в  Орду»,  либо  «к  ханам».

Плано  Карпини,  кстати,  в  Каракоруме  также  не  был.  В  ставке  Гуюк-хана,  куда  его  привезли  проводники,  ему  было  сказано,  что  этот  необыкновенный  город  находится  поблизости – и  все.  А  между  тем  он  присутствовал,  по  его  словам,  не  более  ни  менее  как  на  коронации  главного  правителя  монголо-татар,  и  описание  церемонии  впечатляет.

И  вообще,  где  конкретно  побывал  Карпини?  Есть  ли  возможность  хотя  бы  приблизительно  нарисовать  маршрут  его  перемещений  после  его  прибылтя  в  ставку  Батыя?

Уверенность  официальных  историков  насчет  нахождения  Каракорума  в  Современной  Монголии  зиждется  на  сообщении  о  долгом  пути  (год  туда  и  год  обратно) – мол,  за  это  время  можно  было  добраться  хоть  до  Владивостока.  Не  может  же  быть  (рассуждают  они),  чтобы  в  сутки  Карпини  проезжал  на  лошадях  меньше  50  километров?  50  умножаем  на  360  дней  =  18000  километров.  Это  раза  в  4  дальше,  чем  до  Монголии!

Ответ  один:  Карпини  не  знал,  куда  его  везут,  поскольку  на  местности  ориентировался  плохо.  А  везли  его  намеренно  долго  для  того,  чтобы  поразить  размерами  империи  татар.

После  прохождения  Волги  и  Яика  (современная  река  Урал)  маршрут  пролегал  последовательно  через  земли  кангитов – бисерминов – каракатаев – найманов  – моголов.

При  всем  этом  Плано  Карпини  так  описывает  землю  бисерминов:

«А в земле этой существуют величайшие горы; с юга же прилегают к ней Иерусалим, Балдах и вся земля Саррацинов … с севера же прилегает к ней часть земли кара-китаев и Океан.»

Но  разве  Иерусалим  находится  на  востоке  от  Каспийского  моря?  «Сарацинами»  Карпини  называет  персов  и   мусульман,  между  прочим!  И  если  под  «океаном»  имеется в  виду  Каспийское  море,  то  вопрос,  каким  образом,  двигаясь  на  юго-восток,  он  снова  попал  туда,  откуда  ехал  много,  много  дней?

Может,  лучше  начать  от  противного?  И  прояснить,  может  ли  Каракорум  в  современной  Монголии  быть  тем  самым,  татарским? 

Вот  как  описывает  Каракорум  Рашид-ад-Дин:

«Рассказывают, что в стране Уйгуристан имеются две чрезвычайно больших горы; между этими двумя горами находится гора Каракорум. Город, который построил Угэдэй-хан, также называется по имени этой горы..  В районе этих гор в одной местности существует десять рек, а в другой местности – девять рек».

Если  отвлечься от  того,  что  Рашид-ад-Дин  называет  основателем  Каракорума  не  Унк-хана,  а  Угэдэя,  то  Каракорум  должен  был  находиться  в  гористой  местности.  Рубрук  и  также  утверждает,  что  возле  Каракорума  были  горы.

«с этого времени начал возвращаться в северном направлении, что было и направлением к Каракаруму. …Ибо все реки текли с востока на запад или прямо, или не прямо, то есть с наклоном к югу или к северу.»

Сторонники монгольского Каракорума, предполагают, что эта гора могла находиться в верховьях р. Орхон, где находится горный хребет Хангай;  там  есть  город Хара-Хорин  вблизи  буддийского  монастыря.  Исследователи  этого  вопроса  отмечают,  что  вблизи  Хара –Хорина  нет  высоких  гор,  и  множества  рек,  стекающих  с  вершин тоже  не  имеется.

Поэтому  ничуть  не  странно,  что  гипотез  о  местонахождении  Каракорума  было  множество:  Восточный  Туркестан,  верховья  Сырдарьи,  Иртыш,  Забайкалье  и  много  других.

«Каракорум»  переводится  «черный  вал»,  «черная  насыпь».  Слово  это  созвучно  с  названием  пустыни  Каракумы,  которых,  кстати,  несколько,  а  также  с  очень  многими  топонимами  (например,  Кара-даг,  Кара-тау,  Кара-чай,  Кара-дарья,  Кара-кала)  и  даже  этнонимами,  такими  как  кара-калпаки,  каракатаи  и  т.д.

Поэтому  мы  имеем  полное  право  не  придерживаться  ни  одной  из  чужих  версий  и  выдвигать любую  свою,  если  она  более-менее  правдоподобна.

Итак,  первая  половина  маршрута  Рубрука  достаточно  понятна.  Переправившись  через  Дон  в  районе  десятидневного  перехода  до  берега  Волги  Рубрук  встретился  с  Сартахом  31  июля,  то  есть  этот  отрезок  пути  от  Судакак  в  Крыму  занял  у  него  около  2х  месяцев  (обратите  внимание  на  ничтожную  скорость  передвижения!).  Поскольку  далее  Рубрук  утверждает,  что  от  двора  Батыя  до  земли  волжских Булгар  около  5  дней,  а  до  устья  Волги  он  спускался  с  Батыем  5  недель,  то  исследователи  предполагают,  что  двор  Батыя  к  моменту  встречи  с  ним  Рубрука  был  где-то  в  районе  современного  Саратова.

12  дней  до  реки  Яик  (современный  Урал,  у  Рубрука  «Ягак»)  тоже  не  вызывают  сомнений,  а  дальше  начинаются  истинные  чудеса.  Путь  Рубрука  со  товарищи  лежит  на  восток,  едут  они  на  лошадях,  причем  часто  не  только  днем,  но  и  ночью,  меняя  лошадей  на  «ямах»,  то  есть на  специально  созданных  монгольскими  правителями  станциях.

Получается,  что  за  45  дней  (а  именно  столько  длилось  движение  на  восток),  Рубрук  должен  был  бы  передвинуться  от  Каспийского  моря  на  расстояние  в  4500  км,  то  есть  действительно  в  конечном  итоге  попал  бы  в  Монголию.

А  теперь  подумаем,  что  же  произошло  в  действительности.  4500  километров – это  было  бы  по  прямой,  а  как  в  реальности  везли  послов  Франции?  Начнем  с  того,  что  ни  один  человек  не  в  состоянии  несколько  суток  не  спать,  следовательно,  куда  конкретно  двигались  лошади,  измученный  Рубрук  осознавал  далеко  не  всегда,  тем  более  по  ночам.

Но  даже  он  кое-что  все-таки  в  конце  маршрута  заметил,  что  его  дорогу  пытались  удлинить  еще  дней  на  несколько.

«…тот ям, у которого мы провели ночь, хотел было направить нас по какой-то обходной дороге, так что нам надлежало бы страдать еще более пятнадцати дней. … они хотели сделать это для того, чтобы сделать дорогу более продолжительной и больше выказать свое могущество…»

Можно  ли  после  этого  утверждать  что-либо  конкретное  о  маршруте,  котором  ехал  Рубрук?  Да,  кое-что  можно.  Например,  то,  что  восточнее  пределов  современного  Казахстана  он  не  попадал,  так  как  до  самого   момента  поворота  к  югу  путь  его  пролегал  по  условной  равнине.

Горы  он  увидел  вдали  через  7  дней  путешествия,  уже  на  юг,  и  там  же  попал  на «возделанные  земли»,  которые  орошались  каналами  от   реки,  которая  никуда  не  впадала,  а  поглощалась  землей.  Здесь  же  автор  упоминает  о  виноградниках.

Отсюда  мы  делаем  соответствующие  выводы  о  местности:  скорее  всего  отряд  направился  к  отрогам  хребта  Кара-тау,  расположенного  вдоль  реки  Сыр-Дарьи,  так  как  к  Семиречью (еще  один  подходящий  конечный  пункт  маршрута) путь  ему  преградило  бы  озеро  Балхаш,  а  об  этом  у  Рубрука  ничего  нет.

На  маршрут  вдоль  Сыр-Дарьи  намекает  наличие  неподалеку  (в  шести-семи  днях  пути)  города   Талас.  Река  Талас,  на  которой  он  располагался,  носит  такое  название  и  доныне,  а  протекает  она  с  противоположной  стороны  от  хребта  Кара-тау.

В  горной  равнине  «Органум»  можно  опознать  знаменитую  Ферганскую  долину. Оттуда  Рубрука,  как  это  ни  странно  для  исследователей,  везут  куда-то  на  север  все  выше  и  выше,  пока  он  не  оказывается  на  горной  равнине.  Именно  там  он  встречается,  наконец,  с  Менгу-ханом.

Однако  полной  неожиданностью  маршрут Рубрука  может  быть  только  для  тех,  кто  помещает  его  конечную  точку  в  современную  Монголию.  В  нашей  интерпретации  под  такое  описание  маршрута  попадает  Сырдарьинское  Кара-тау,  горы  достаточной  протяженности  и  средней  высотности,  то  есть  без  вечных  снегов.  Каракорум  Рубрука  находится  где-то  поблизости:

"Мангу-хан жалеет вас и дает вам сроку пробыть здесь два месяца; тогда пройдет сильный холод. И он поручает передать вам, что здесь вблизи, в десяти днях пути, есть хороший город, по имени Каракарум.»

Обратимся  к  определению  местности  с  помощью  народов  и  стран,  окружающих  место  встречи  Рубрука   с  Менгу-ханом. Он  говорит  это  со  слов  каких-то информатров.  Итак, в кратком  пересказе.

10  дней  к  востоку – Онанкеруле,  («двор  Чингиса»), где  нет  городов  и  обитают  лишь  кочевники;

20  дней  к  юго-востоку – Катайя  (Малая,  то  есть  вовсе  не  та  часть  современного  Китая,  которая  расположена  возле  Тихого  океана)

К  северу – народы  керкисы  и оренгаи,   к  западу  от  которых  располагается  земля  Паскатир  (по  всем  признакам  это  современная  Башкирия,  потому  как  Рубрук  говорил  о  стране  Паскатир  при  описании  территорий,  расположенных  на  восток  от  Волги).

В  любом  случае  по  Рубруку  выходит,  что зимнее   кочевье  Менгу-хана  не  могло  располагаться  восточнее  территории  современного  Казахстана,  то  есть  это  была  никак  не  Монголия.  А  если  вычесть  из  этого  расстояния  20  дней  пути  на  юго-восток  до  «Катайи»,  то  границы  сузятся  еще  больше.

Кое-что  дает  нам  также  описание  народов,  проживающих  вокруг  долины  «Органум»  (то  есть  Ферганской).  По  очереди:  к  югу  от  моалов  (то  есть  кочевий  Менгу-хана)  живут  югуры,  к  востоку – тибетцы;  Катайю  автор  помещает  еще  дальше.

Тибет,  конечно,  очень  велик,  но  располагается  он  в  любом  случае  отнюдь  не  к  востоку  от  Монголии.  Современные  ему  кочевья  моалов  Рубрук  отправляет  на  северную  сторону  Кавказских  гор,  в  южную  Скифию,  а  это  опять  же  никак  не  далее  Казахстана,  даже  если  увеличить  протяженность  Рубруковского  Кавказа  до  Иртыша.

Но  возвратимся  к  Каракоруму.  По  данным  Рубрука,  это  был  небольшой  городок,  с  парой  кварталов  в  центре,  вокруг  которых  располагались  дворцы  знати,  многие  из  которых  на  тот  момент  находились  в  стадии  строительства.  В  кварталах  располагались  ремесленники,  сооружавшие  эти  дворцы  и  украшавшие  их.

Несколько  религий  (буддизм,  огнепоклонничество,  христианство  разных  толков,  мусульманство  («сарацины»),  язычество  разных  форм.  Большинство  народа  знает  персидский  либо  какой-то  из  тюркских  диалектов.

Но  удивляет  вот  что:  Рубрук  ждал  в  Каракоруме  приезда  царевича  из  Арамеи  и,  не  дождавшись  его,  отправился  в  обратный  путь.  Когда  же  он  приехал  к  отцу  царевича  в  Ази  (это  современный  Сис  на  Юго-Востоке  Турции),  то  узнал,  что  тот  не  только  благополучно  добрался  до  Менгу-хана,  но  уже  успел  отправиться  в  обратный  путь  и  скоро  будет  дома.

Причем  удивляемся  только  мы,  Рубрук  воспринял  этот факт  как  должное.  Согласимся,  что  подобный  фокус  был  бы  абсолютно  невозможен,  если  бы  между  Каракорумом  и  Малой  Азией  не  было  короткой  дороги.

А  теперь  два,  точнее,  три  проверочных  момента.

1.  По  Рубруку,  он  видел  во  время  кочевки  с    Менгу-ханом  множество  стекающих  с  гор  мелких  рек,  и  все  они  текли  с  запада  на  восток,  то  есть  горы  эти  располагались  в  мередиональном  направлении.

Карпини  описывает,  что  видел  9  речек,  стекающих  в  одну  сторону  с  хребта,  и  9  в  другую,  то  есть  горы,  у  (на)  которых  он  побывал,  были  невелики  в  ширину.

2.  На  противоположной  стороне  хребта  в  современном  Сузакском  районе  есть  деревушка  Каракур,  на  окраине  которого  найден  недавно  клад  старинных  монет,  относящихся  к  ордынскому  периоду.  Возле  Сузака  раскопки  дали  также  очень  показательный  материал.

3.  Тимур-ленг  сделал  своей  столицей  один  из  городов  Средней  Азии,  а  именно  Самарканд,  в  междуречье  Сырдарьи  и  Амударьи,  что  вряд  ли  можно  считать  случайностью. ...


Tags: Воскресное
Subscribe
promo seva_riga апрель 9, 2016 20:26 93
Buy for 500 tokens
В продолжение материала Юли Бражниковой " Друг моего врага", в котором автор обозначила актуальную проблему управляемого роста русофобии в сопредельных с Россией государствах, предлагаю вашему вниманию собственный вариант контрповедения, отвечающий на вопрос "Что делать?".…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments