seva_riga (seva_riga) wrote,
seva_riga
seva_riga

Categories:

Какой капитализм? О чём Вы?



Родилось рано наше поколение,
Чужда чужбина нам и скучен дом,
Расформированное поколение,
Мы в одиночку к истине бредем…

(Андрей Вознесенский, «Юнона и Авось»)


Только на основании того, что я давно и с удовольствием разбираю по пунктам недостатки и доказываю несостоятельность оппозиции, прошу не зачислять меня в сторонники действующей власти, потому что, к сожалению, имею с ней разногласия на базовом идеологическом уровне.

Что может не устраивать приверженца рыночной капиталистической экономики и поклонника аристотелевской демократии в государстве, провозглашенном рыночным, капиталистическим и демократичным?

В первую очередь не устраивает то, что оно не является ни рыночным, ни капиталистическим, ни демократическим.


И то, что это не только местная проблема и что такими же нерыночными, недемократическими и некапиталистическими являются практически все остальные страны «золотого ярда», отнюдь не прибавляет энтузиазма.

По пунктам это выглядит так:

Капитализм – власть капитала. Стремление к капитализации – приоритет капиталистической экономики. Изначально пуританство и аскетизм в англосаксонском мире считали хорошим тоном накопление и преумножение. А византийское расточительство, кое традиционно демонстрировала широкая русская душа, считалось как раз признаком варварства. Но где-то в середине
XX века произошел мягкий переворот, и сегодня феерия потребления считается признаком цивилизованности, а ограничение потребления по любым причинам всемерно порицается и презирается.

При этом сама потребительская цивилизация как была, так и осталась прямым антиподом цивилизации капиталистической, так как потреблять и копить одновременно не получается, зато на тушке общества потребления с каждым днем все яснее проступают трупные пятна «развитого социализма». Особенно ярко — на пиках кредитных бумов, просто как красные звезды на Кремле, угадывается главный коммунистический лозунг «каждому по потребностям».

Ну а то, что с первой частью лозунга «от каждого – по способности» при этом ну никак не получается, пламенных революционеров никогда не останавливало. Чего не хватит – отберем у буржуев. Не хватит старых буржуев – назначим новых. Поэтому второе проступающее пятнышко – уже из эпохи военного коммунизма – продотряды и продразверстки, поменявшие названия на более благозвучные «фискальные меры» и «фискальные органы», но оставившие практически неприкосновенным свой революционно-коммунистический стиль работы (одна только налоговая презумпция виновности чего стоит!).


Производство

Производственный капитал – хребет капитализма. С какой ненавистью относится нынешняя элита к производству,
видно, думаю, невооруженным взглядом и доказательств не требует, а вот всемерная поддержка ими посредников (распределителей) с головой выдает их реальную идеологическую окраску, наиболее четко сформулированную Львом Давидовичем Троцким в «Записках о революции»: «Советская власть отдаст все, что есть в стране, бедноте и окопникам. У тебя, буржуй, две шубы — отдай одну солдату (банкиру). У тебя есть теплые сапоги? Посиди дома. Твои сапоги нужны рабочему (чиновнику)»...

То есть стоит заменить архаичные слова «солдату» и «рабочему» на принявших от них революционную эстафету борьбы с буржуями, актуальные «банкиру» и «чиновнику» — и удивитесь, насколько товарищ Бронштейн современен и актуален…

И это, кстати, абсолютно естественно, потому что современное государство как механизм национального распределения вполне ожидаемо гладит по головке и всячески балует классово близких ему профессиональных распределителей (банкиров, спекулянтов, чиновников) и, на генетическом уровне ненавидя, душит всеми силами классово чуждых фермеров, инженеров, ученых, одним словом — производственников. Первый и главный враг посредников-распределителей,
средний класс, уже пал в этой схватке, о чем я еще упомяну ниже.


Рынок

Торжество его предполагает свободный и ничем не ограниченный выбор потребителя из многих предложений, каждое из которых имеет к телу и душе потребителя равный доступ. Любое ограничение потребителя свободно выбирать, так же как и производителя – свободно предлагать, торжественно закрывает тему существования свободного рынка, потому что невозможно выстроить рыночные отношения на 50%, так же как невозможно быть беременной наполовину.


Так как читают эти слова не только те, кто своими руками учреждает предприятия, расскажу в двух словах, как работает современная «рыночная» система отбора лучших.

На первой ступени нью-«брахманы» — чиновники рукополагают в свое воинство нью-«кшатриев» — банкиров. Абы кому эта должность недоступна по определению — только чистогана надо иметь 5 000 000 евро, но даже насобирав столько, надо еще, чтобы сам банкир, его капитал и его команда понравилась посвященным «брахманам». Ни о каком потребителе тут никто не думает. Речь идет только о личной преданности, общей идеологической совместимости, имущественном цензе и соблюдении ритуалов. (Для того чтобы доказать обратное, потребуется привести пример участия чиновников в возмещении убытков, нанесенных расшалившимися банкирами населению.)

Совместимым и преданным неофитам выдается лицензия. Непосвященные думают, что это лицензия на финансовые операции. На самом деле не только. Главная задача лицензиата – это все-таки надзор за лояльностью, а главное разрешение – это разрешение на внесудебную расправу над неугодными и нелояльными из низших каст, которые зажаты с одной стороны – прямым запретом «брахманов» на работу вне банковской системы, а с другой стороны – необходимостью выполнять любую прихоть посвященных, потому как нелояльного легко могут сделать неприкасаемым, просто отказав в открытии счета без объяснений и без права обжалования этого решения. От обладателей такой черной метки, как от прокаженных, будут шарахаться и отворачиваться без сочувствия, и уже тем более без предъявления и доказательств какой-либо вины. Если все вышеописанное хоть как-то относится к рынку, капитализму и демократии, то поясните неразумному, что тогда называется феодализмом и кастовостью?

А какое, простите, свободное предложение может присутствовать там, где производитель имеет право предлагать, а потребитель – потреблять исключительно и только с разрешения чиновника или посредника? Рынок — он или есть, или нет. А всевозможные рыночные паллиативы — это гарантированные коррупция, кумовство, рэкет, взяточничество, сословный, кастовый и национальный протекционизм и другие всякие разные приятные мелочи для власть имущих, которые удобно и просто контролировать и не менее удобно стричь, как овец разной степени породистости и покладистости.


Демократия

Я даже не буду вспоминать «отцов демократии», говоривших о том, что она должна защищать меньшинство от произвола большинства, и именно это – настоящий показатель присутствия демократии как таковой. Сама политическая кухня вынуждает быть противником всеобщего избирательного права, превращающего страну в охлократию, то есть противником автоматического наделения избирательными правами по факту рождения, но и таким же противником лишения прав по этому же параметру, как это произошло в Латвии в 1991 году.


Пассивное и активное избирательное право, которое успешно переродилось в наследственную привилегию, вообще никакого отношения к родословной человека иметь не должно и может присваиваться только на основании способности и готовности (!) нести ответственность за электоральный результат. Причем ответственность любую – материальную, административную, уголовную (политическую ответственность предлагаю считать бессмысленной игрой слов и приравнивать к фактической безответственности).

Последние 20 лет наблюдения за произвольными электоральными фантазиями латышских «либералов» окончательно убедили меня, что наделение индивида правами только за то, что он родился в нужное время в нужном месте, а также лишение его за то, что место и время его рождения кого-то не устраивают, — это награждение непричастных и наказание невиновных с гарантированными последующими конфликтами, обидами и деградацией обладателей случайного счастья.


Тем более что все это уже проходили – сразу после Октябрьской революции, когда часть населения бывшей Российской империи вдруг, без предъявления персональных обвинений, стала «лишенцами». Наши латышские якобы либералы, восстановив в 1991 институт лишенцев, так прилежно скопировали деяния своих идеологических предков образца 1917 года и настолько выпукло обозначили свое реальную революционно-марксистскую сущность, что все дальнейшие их декларации насчет приверженности рынку и капитализму думающими людьми всерьез восприниматься не должны.

Смешно с всемирной тупостью бороться,
Свобода потеряла первородство.
Ее нет ни здесь, ни там.
Куда же плыть?..
Не знаю, капитан...

(Андрей Вознесенский, «Юнона и Авось»)


Tags: Государство ltd
Subscribe

promo seva_riga апрель 9, 2016 20:26 94
Buy for 500 tokens
В продолжение материала Юли Бражниковой " Друг моего врага", в котором автор обозначила актуальную проблему управляемого роста русофобии в сопредельных с Россией государствах, предлагаю вашему вниманию собственный вариант контрповедения, отвечающий на вопрос "Что делать?".…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments