seva_riga (seva_riga) wrote,
seva_riga
seva_riga

Category:

Второй фронт в тылу Новороссии.

a-designer-guns-0


Пулемёт сам не стреляет. А человеку, который нажимает на гашетку, требуется очень веская причина подставлять голову под пули. И эта причина должна быть понятна и признана приемлемой для обмена на свою жизнь. Не будет такой идеине будет и человека, который жмет на гашетку.

У нынешнего официального Киева национальная идея проста и понятна. Вся майданная тусовка объединена великой целью грабежа и мародерства. Конечно, официальная идея звучит чуть по-другому «Украина понад усе» (простите за мой украинский). Но когда просишь рассказать, что и кто мешает торжеству этой идеи, оказывается, что главное препятствиеэто огромное количество должников:

Россия должна целиком и полностью, США должны уже и много, ЕС должен и, сцуко, не отдает, Донбасс должен весь и каждый его житель в отдельности.

Поэтому:
1.      Войти в ЕС и забрать то, что ЕС должен.
2.      Зайти в Донбасс и забрать то, что осталось.
3.      Заставить Россию оплатить два вышеперечисленных процесса.
4.      Заставить США оплатить то, что не смогла (не захотела) оплатить Россия.


Идея грабежа и мародерства, как национальной политики, отнюдь не украинское изобретение. Вообще весь нацизм построен на концепции «Мы-коллекторы» (читай: Секрет притягательности нацизма), в рамках которой количество врагов ограничивается только возможностью их грабить, а воевать можно и нужно со всеми, у кого есть что отобрать.


А с кем воюет Новороссия?

Там ведь далеко не все однозначно (невозможно слово сказать, чтобы не вляпаться в мем). Эта неоднозначность бьет по глазам огромным количеством беженцев мужского пола призывного возраста, ничуть не покалеченных и не больных. И если Донбасс защищает свои дома от разграбления, а свои семьи от уничтожения, то что делают эти ребята в России, отбежавшие от границы ДНР/ЛНР уже на полторы тысячи километров?

Неоднозначность лезет в глаза в виде весьма своеобразной политики Кремля, который любит Новороссию со всей страстью, но только ночью, только инкогнито и только с презервативом, чем всё больше напоминает героя популярных анекдотов про мужа в командировке.

Эта неоднозначность угадывается в весьма странных союзах самой Новороссии, смысл и база которых никому не понятна, покушениях, за которые никто не берет на себя ответственность и отставках, объяснить которые никто даже не пытается.

Неоднозначность эта наиболее ярко проявляется при попытке состыковать лидеров Новороссии и Манифест, который никак не стыкуется ни с их личными убеждениями, ни с идеологией вроде как союзной российской элиты, а кое в чем противоречат ей антагонистически.


Социальный расизм, как естественный союзник этнического нацизма

Всё вышеуказанное позволяет уверенно утверждать, что Новороссия воюет сегодня на два фронта, где первый – понятный и зримый – проходит по населенным пунктам, контролируемым ополченцами и карателями, а второй – не менее горячий – по гостиным, кабинетам и коридорам власти.

Второй фронт войны против Новороссии открыт многочисленными и очень влиятельными глобальными социальными расистами, к которым относятся внешне такие, на первый взгляд, враждебные группы, как

  • Олигархическая и чиновничья российская, украинская и европейская элита,

  • Скачущий Майдан, «торчащий» Амстердам и физически здоровые донецко-луганские мужики-беженцы,

  • Гламурные богемные тусовки по обе стороны границы, независимо от национальной, профессиональной и конфессиональной принадлежности.


Паразитическая позиция социальных расистов: «Работать будут другие» скрепляет московских и киевских чиновников и олигархов крепче, чем семейные узы. Они может и считают друг друга засранцами, но понятными, классово-близкими и потому – в доску своими, с которыми всегда можно договориться за счет пашущих в поле и на производстве ватников, совков, колорадов.

Берущие в руки оружие ополченцы ВСЕГДА будут для этой тусовки одинаково неуправляемыми, непонятными и потому очень опасными чужаками, одним словом, недочеловеками (Тут уже экс-премьер Сеня озвучил не своё лично, а общее интернационально-глобальное отношение элиты к населению).


Противостоят сплоченной партии паразитов те, кто понимает – эту быстро размножающуюся ораву легче пристрелить, чем прокормить. Состав антифашистского, а по существу – антипаразитического движения очень пестрый. Тут и рабочие, и фермеры, предприниматели, военные, писатели.  Все те, кто понимает: «Если хочешь сделать хорошо, сделай сам!»  Все те, кто не боится что-то делать своими руками и своей головой.

И все они уже понимают: современные элитарии и киевские фашисты – одного поля ягоды. И ягоды эти – волчьи. Добраться до них ох как нелегко, ибо они повсеместно прячутся за карманные законы и такую же карманную юстицию.  А тут, на Украине, появилась возможность до этих морд дотянуться физически...

Потому и появляются в рядах ополчения не только российские, но и европейские, и даже, говорят, уже и американские добровольцы. Элиты исчерпали кредит доверия повсеместно. Но на Украине конкретно прорвало. И если на Западе-в Центре социальное недовольство удалось канализировать в нацизм, на Юго-Востоке этот номер не прошел. И теперь памперсы не успевают менять не только в Киеве, о чем мы обязательно поговорим в следующем материале «На второй день после победы Новороссии».



Tags: Украина, Я-АНТИФАШИСТ
Subscribe

promo seva_riga апрель 9, 2016 20:26 94
Buy for 500 tokens
В продолжение материала Юли Бражниковой " Друг моего врага", в котором автор обозначила актуальную проблему управляемого роста русофобии в сопредельных с Россией государствах, предлагаю вашему вниманию собственный вариант контрповедения, отвечающий на вопрос "Что делать?".…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 152 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →