На самом деле, не могу сказать про своего соседа ничего плохого. Если учесть, что Иван — потомок рабочих низшего класса, военных и просто халявщиков, я рад, что для общения он способен пользоваться не только знаками, но и артикулированными звуками. Сам я эти звуки никогда не понимал, но, наблюдая, как он общается с каким-то своим другом, всегда тепло этому улыбаюсь. А когда Иван надеялся, что его так называемый язык станет вторым официальным госязыком в Латвии, я от всего сердца посмеялся. Это было очень мило.

Также меня всегда восхищали привычки моего соседа. Например, недавно я видел, как он сидел на корточках на скамейке около нашего подъезда. Вокруг на корточках сидело еще трое молодых местных — двое на земле напротив Ивана, а последний — чуть поодаль. Было очевидно, что и в этой коммуне существует определенная иерархия. На самом высоком месте находился самый сильный чудак, который мог себе позволить двухлитровку по акции, а остальные терпеливо дожидались своей очереди. Совершенно ясно, что в момент, когда к компании присоединилась бы самка, одетая в позолоченный спортивный костюм, вожак смог бы первым с ней совокупиться. В природе часто можно наблюдать нечто подобное.

Следующая характерная странность, которую я заметил, это необъяснимая любовь Ивана к цирковому "искусству". Не знаю никого другого, кто столь целенаправленно водил бы детей поглазеть на несмешные "шутки" клоунов, летающие бутылки и какающих на сцену лошадей, параллельно пихая детям в лицо сахарную вату и булки, а также заставляя их фотографироваться с мартышкой на плече. Правда, это восхитительно. В развитом обществе этот феномен, кажется, исчез уже несколько тысячелетий назад.

Достойна внимания также любовь моего соседа к российской эстраде. Он готов каждый год отправляться на тесную юрмальскую эстрадку, чтобы посмотреть, как скелет с натянутой кожей на лице и в неестественном парике безжизненно стоит на сцене и открывает рот, изображая пение. И он свято верит, что артист поет вживую. Похоже на молодого папу, который обманывает малыша, демонстрируя фокус с "оторванным большим пальцем".

Но есть одна вещь, из-за которой я всегда завидовал Ивану. У него очень много праздников. Для латышей характерно чрезмерное количество траурных дней, но мой сосед способен найти причину порадоваться даже в такой надуманный праздник как 9 Мая. Если для меня это начало оккупации, то для него — отличный повод публично напиться. Позавчера я проснулся от криков, так как приближение Ивана можно было услышать еще до того, как он добрался до подъезда: "КЕН-ГА-РАГС! КЕН-ГА-РАГС!".

То же самое с его "старым новым годом": "Эй, а может, встретим новый год еще раз 13 января? Да, а почему бы нет?!". А потом еще "второе Рождество" — просто удивительно. Предлагаю последовать этому примеру и ввести второе и третье Лиго.

Естественно, излишняя увлеченность праздниками привела к необратимым последствиям для здоровья Ивана. У него настолько плохой слух, что иногда мне непонятно, слышит ли он вообще. Это единственное, что могло бы объяснить ненормальные крики на жену по телефону. Люди с нормальным слухом говорят тише.

Я действительно не могу сказать о своем соседе ничего плохого. В мире всегда выживал сильнейший, но в цивилизованном обществе принято помогать и поддерживать слабых. Поэтому я могу гордиться, что благодаря моему крепкому плечу Ивану, родители которого 60 лет назад прибыли в Латвию с бесчисленными тысячами экономических мигрантов, удалось сохранить свою национальную идентичность и выжить в этой по-скандинавски сдержанной среде. Да, иногда уживаться и находить общий язык было трудно, но на все это можно посмотреть и со светлой стороны — по крайней мере, он не из Африки.

Перевод DELFI. Оригинал здесь